«Ослабление признака» Аркадия Драгомощенко

Артикул: Категория:

В новом выпуске подкаста «Между строк» Лев Оборин обсуждает с поэтом и фотографом Глебом Симоновым стихотворение Аркадия Драгомощенко «Ослабление признака» из сборника «На берегах исключённой реки». Драгомощенко заслуженно считается «сложным» поэтом, и это стихотворение начинается обманчиво просто, а затем разворачивает историю сосредоточенного, упорного наблюдения. При чём тут Гераклит и Витгенштейн, какие ассоциации с геологией, археологией и жизнью лишайников рождаются при чтении? И какие именно признаки ослабляются при пристальном взгляде на предмет — например, камень?

Над выпуском работали:

Ведущий — Лев Оборин
Монтаж — Камиль Шаймарданов, «Подкастерская»
Музыка — Сергей Дмитриев
Дизайн — Светлана Цепкало
Мы записываем этот подкаст в студии проекта «Полка»

 

Ослабление признака

Видеть этот камень, не испытывая нерешительности,

Видеть эти камни и не отводить взгляда,

Видеть эти камни и постигать каменность камня,

Видеть все каменные камни на рассвете и на закате,

Но не думать о стенах, равно как о пыли или бессмертии,

Видеть эти камни ночью и думать о грезах осей в растворах,

Принимая как должное то, что при мысли о них, камни

Не добавляют своему существу ни тени, ни отсвета, ни поражения.

Видеть эти же камни в грозу, и видеть, как видишь зрачки Гераклита, 

В которых безразличие камня подробно, подобно щебню.

Рассматривать природу подобий, не прибегая к симметрии.

Отвернуться и видеть, как камни парят и крылья им – ночь,

И потому они выше, чем серафимы, летящие камнем к земле, 

Горящие в воздухе, словно чрезмерно длинные волосы, –

К земле, которая в один прекрасный момент

Ляжет последним камнем в основу избыточного вещества, –

Как долго еще означаемым тлеть на меже углем инея?

Столько же, сколько камням, которые снятся падению.

Раньше, к весне под стропилами ос вскипали жаркие гроздья.

Прежде весной просыпался песок, по ветру стлался спиралью,

Тысячеокий, как снег или наскальный бог, – иногда ястреб

Воздушных набегов в непрерывные страны алфавита об одной букве.

Лишь гримасой по краю, в растительных жилах, слепою розой,

Вспышкой плененный кристалл, будто морем присвоенный остров.

Может быть, подземной травой над ручьистой стопою, –

Но вступающий в обводы двоения, в острую окись разрыва.

Что он? Как переводится? Какова мера прошлого? Откуда?

Повод? Да, не слышу: такова тетива маятника.

Глазного яблока дрожь.

Узкий парус пустыни.

2000

Отзывы

Отзывов пока нет.

Добавить отзыв

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности